Мир спорта

The Beauty of Sports

Богатченко: Металлург ищет инвестора, чтобы все изменилось к лучшему

16 февраля 2017 admin 0 Comments

Богатченко: Металлург ищет инвестора, чтобы все изменилось к лучшему


Новый президент ФК Металлург (Запорожье) Андрей Богатченко в интервью Sport Arena рассказал о своих целях и задачах на этом посту.

Андрей Богатченко приступил к работе на посту президента ФК Металлург 14 февраля. До этого он был вице-президентом, но не ограничивался этими функциями – был заявлен как вратарь, нередко выходя в товарищеских матчах, когда надо было помочь команде, а еще фотографировал игры запорожцев, вел клубный аккаунт в Инстаграм и помогал клубной пресс-службе информацией и иллюстрированием поединков Металлурга.

Уже из этого перечня работы понятно, что Андрей Александрович – необычный для нашего профессионального футбола президент клуба. А что еще задумал 33-летний коренной металлурговец для блага родного клуба? Начав с поздравлений относительно новой должности, Sport Arena расспросила Андрея Богатченко о текущем положении дел в клубе и его дальнейших планах.

– Андрей Александрович, что для вас означает новая должность в качестве президента: больше затрат, работы или по факту вы те же функции приблизительно и исполняете?  

– По сути, это больше формальность. Структурных изменений не произошло. Вместе с моим компаньоном Владимиром Валентиновичем Цикурой занимаемся тем же направлением, что и прежде. Другое дело, что накапливается очень много бумажной работы, а застать его в городе или даже в стране, не всегда удается. На самом деле, работа трудоемкая. Много времени проводишь в офисе, приходится ставить кучу подписей, решать множество формальностей.

– Знаю, что в предыдущих матчах, в частности на Мемориале Макарова, вы выходили на поле. Уже в новом статусе – президента будете ли продолжать помогать команде в качестве вратаря? 

– На Мемориале Макарова я выходил на подмену нашему молодому вратарю Владиславу Шовкуну. Он отправился на просмотр в кропивницкую Зирку. Там в итоге не подошел. Вообще, проблем с этой позицией у нас нет. Есть молодые ребята. Но, если что-то случится, всегда буду готов их подменить.

– А много ли игроков нынешнего состава Металлурга могут сменить команду этой зимой?

– Даже несмотря на неутешительные результаты по итогам первой части, спрос на наших футболистов есть. Звонят агенты, некоторые игроки уже пробуют силы в других командах. Тот же Иван Комлев отправился на просмотр в ПФК Сумы. Ситуация в стране непростая, поэтому большинство стремятся за границу. У нас принцип такой. Мы подтягиваем ребят, даем им возможность засветиться при скромном заработке. Сразу объясняем, что наш клуб – это стартовая площадка, чтобы двигаться дальше. Разумеется, футболисты не приходят сюда заработать больших денег. Вопрос состоит в том, как они сумеют себя зарекомендовать.

– Не секрет, что в Украине сейчас на внутренних трансферах практически никто не зарабатывает. Работа Металлурга – это альтруизм или все-таки есть расчет получить какие-то выгоды из этих переходов?

– Конечно, хотелось бы получить определенную прибыль. Система работы у нас построена таким образом: ребят мы отпускаем бесплатно, но за нами остается определенная часть прав на них. Поэтому, если у них случится дальнейшее продвижение, наши права будут также учтены.

– А вы сами, как человек, наблюдающий за командой изнутри, могли бы назвать игроков, которые в перспективе могли бы заиграть в Премьер-лиге?

– Есть и такие, но фамилии я бы озвучивать не стал. У них ведь и головы от такого могут закружиться. Давайте избежим обратного эффекта. При нормальном отношении к делу через год-два эти ребята вполне могут засветиться на хорошем уровне.

– В Металлурге всего несколько опытных футболистов, скажем, тот же Батраченко, с которым мы общались ранее. Сотрудничество с ними продолжается?

– Безусловно! Команда у нас существует как одна большая семья, а ветераны – это мои друзья, которых я лично попросил помочь. Я говорю не только о Батраченко, но и о Хомутове, Петровском. Этих людей я попросил быть своего рода наставниками для молодежи. В нашей ситуации их опыт незаменим.

– Тогда позвольте менее приятный вопрос: вы не видите ничего зазорного в том, что главный тренер команды Второй лиги Илья Близнюк меняет ее на аматорский коллектив Еднисть? Неужели финансовое положение настолько тяжелое?

– Скажу как есть: я из тех, кто считает, что лучше говорить правду, чем увиливать от нее. Нужно сказать откровенно, что ситуация в украинском футболе сейчас очень тяжелая. В том числе и у нас во Второй лиге. Реалии таковы, что в некоторых аматорских командах условия лучше, чем во Второй лиге! Да и по зарплатам ряд аматоров могут посоперничать даже с командами Первой лиги. Поэтому, уход Близнюка восприняли абсолютно нормально и с пониманием. У человека есть семья, дети. Ну не может же он вечно работать на энтузиазме и ждать, что вот-вот что-то появится. Мы с ним хорошие друзья и остались в прекрасных отношениях. Он подошел и сказал: мне нужно содержать семью, на это требуются финансы. Удерживать человека не стали. Сказал ему: Владиславович, какие вопросы? Иди, зарабатывай.

– Ушел только Илья Близнюк или кто-то еще? Скажем, Лучкевич ведь тоже уже не находится в клубе?

– Они работают в связке, поэтому он ушел вместе с Близнюком.  

– Вопрос главного тренера на сегодня закрыт? С командой продолжит работать Виктор Жук?

– Открою вам небольшой секрет: у Жука закончилась тренерская лицензия, и главным тренером будет Юрий Маркин. Виктор Степанович тоже остается в тренерском штабе – на должности тренера-консультанта.

– То есть, решения тренерского штаба будут приниматься коллегиально?

– Именно так. У нас существует определенный триумвират: Жук, Батраченко, ну и сам я имею определенное влияние на формирование состава.

– Воспоминая времена еще до возрождения Металлурга, тогда на Кубке Приднепровья выступал Металлург под брендом U-19, старшим тренером которого был Демченко. Что с этой командой, она имеет какое-то отношение к вашему нынешнему клубу?

– Насколько мне известно, Андрей Демченко пытался трудоустроиться в Динамо (Тбилиси), когда там еще работал Грозный. Мы уважаем Андрея и то, что он сделал для запорожского футбола, но где по возможностям Тбилиси, а где – мы? А большая часть наших футболистов и есть та команда U-19 плюс U-21.

– Не секрет, что тот Металлург, который в последнее время выступал в Премьер-лиге, был командой будущего, ребята еще не сформировались как мастера и были «сыроватым» материалом не из-за отсутствия таланта, а из-за отсутствия опыта и юного возраста. Поэтому и сейчас далеко не все из тех игроков нашли себя в других клубах. Есть ли вероятность, что кто-то из них вернется в возрожденный Металлург?

– Разумеется, мы приглашали к себе ряд футболистов. Они находились без работы, откликнулись сразу. Финансовые условия у нас довольно скромные, поэтому остаться соглашались не все.    

– А условия для жизни, и, переездов в частности, в клубе нормальные? Колени в автобусе не приходиться задирать, как это иной раз бывает у тех, кто «пробивает» 300-километровые выезды на «бусиках»?

– Вы не подумайте, что мы тут сидим-голодаем. Все необходимое есть. В наличии поля для тренировок, автобус, экипировка, зарплаты, премии. Просто финансирование всего этого очень скромное. Но, то, что обещаем, все делаем. Думаю, никто из футболистов не упрекнет нас в обратном.

– Удастся ли решить к весне наболевший вопрос стадиона или взаимопонимание по Славутич-Арене по-прежнему отсутствует?  

– Город особенного желания идти нам на встречу не выражает. Федерация поначалу была против, чтобы мы играли на базе. Делать нечего, стали выступать в Никополе. Затем федерация ставит условие: играть только в Запорожье. Я говорю: как скажете, но финансово мы это просто не потянем. Аренда Славутич-Арены, например, стоит 22,5 тысячи гривен. Следующий по стоимости стадион находится в Чернигове – Десна. Его аренда стоит 8 тысяч гривен. Это чтобы понять разницу. Такие суммы нам никак было не потянуть. Это только аренда 22 тысячи, а со всеми платежами одна игра выходила где-то под 40 тысяч гривен! Платить такие деньги по нашему бюджету это очень сильный удар.

– Доводилось слышать какие-то немыслимые истории, что за пользование кондиционером и туалетом вам тоже приносили отдельные счета…

– Еще и похлеще бывало! Директор стадиона, наверное, думал, что у руля Металлург еще стоит Игорь Дворецкий, а за окном – где-то 2011-2012 год. Рисовал нам такие цифры… Это для прежнего Металлурга 5 тысяч, скажем, были не деньги. У нас же наоборот. За свет, за кондиционер, — счета там просто «с потолка» возникали. Когда был Дворецкий, 20 тысяч гривен для него отдать было, как для нас с вами 20 гривен. А когда с этим столкнулись мы, тогда и начались эти конфликты.      

– На первые домашние матчи Металлурга приходило больше 2-3 тысяч человек. Сейчас болельщики к команде не охладели?   

– Скажу откровенно: даже если бы у нас сейчас была возможность оплачивать Славутич-Арену, по нашей нынешней игре я даже не вижу смысла там играть. Вот начнем нормально выступать, выиграем 2-3 матча, появится зрительский интерес, тогда и можно подумать о возвращении.

– А сколько же тогда нужно собрать болельщиков, чтобы матч на Славутич-Арене окупился?

– Минимум нужно продать примерно 1,5 тысячи билетов. Тогда есть смысл там находиться.

– Какие надежды на весеннюю часть? В регламенте, как-никак, прописан вылет двух команд по итогам сезона…

– Думаю, до этого все-таки не дойдет. Задачу решим. Я вообще в нашей сегодняшней ситуации не вижу никакого смысла лишать кого-то профессионального статуса. И не в том дело, что мы находимся на одном из последних мест. Взять даже наших прямых конкурентов: Подолье, Арсенал-Киевщина – это самобытные коллективы, разве можно лишать их профессионального статуса? У нас в футболе сейчас сложилась просто парадоксальная ситуация. Есть много аматорских команд. Вот, скажем, Таврия-Скиф. По составу, зарплатам этот коллектив находится на уровне Первой лиги. Спрашиваю у президента клуба: вы несколько раз становились чемпионами области, выигрывали кубок, почему тогда не идете выше? Он на это справедливо замечает, мол, смысл мне куда-то идти? Идя в профессионалы, нужно платить взносы, оформлять людей, платить налоги и еще много чего оплачивать. И зачем, говорит, мне это надо? Если в современных тяжелых условиях находятся люди, готовые вкладывать деньги в футбол и содержать команды, куда мы придем, если будем лишать их профессионального статуса?

– В бытность молодым футболистом вы играли с такими талантами, как Годин, Богуш и многие другие, и тогда во Второй лиге было три группы по 17 команд. В чем плюсы и минусы той и нынешней Второй лиги?

– Уровень Второй лиги откровенно упал. Да и всего нашего футбола в целом. Все видят, какой отток игроков идет. Что в таком случае делать? Как я уже говорил, нужно поддерживать людей, которые хотят создавать профессиональные команды. Что там поддержать, их буквально на руках надо носить! Есть желание у той же Таврии (Симферополь) или харьковского Металлиста заявиться во Вторую лигу – дайте им зеленый свет. Тяните их, поддерживайте, но отказывать нельзя. Иначе футбол мы просто потеряем.

Ну, случится новая беда – снимется Днепр, Волынь или кто-то еще (для примера говорю). И захотят «зачерпнуть» из Первой лиги 3-5 команд. А что тогда будет? В Первую лигу потянут всех лучших со Второй. А мы с чем останемся? С 12 командами? С 10-ю и в три круга играть? Считаю, надо идти навстречу клубам, требуя от них необходимое для нормального проведения состязаний, но не требуя невозможного.

– В теперешних низших лигах в сравнении с прежними появилась и другая новинка – игры на «контору». Сами сталкивались с таким кошмаром?

– Нас этот вопрос меньше касается, и лично я с ним не сталкивался. А пока своими глазами не увижу, обвинять никого не стану. Насколько мне объясняли, на Вторую лигу ставки практически никто не принимает. Эта зараза больше актуальна для Премьер-лиги, U-19. У нас же проблемы остались прежние. Кто-то покупает судей, кто-то кому-то сдает игры.

– Ваша команда принимает участие уже во втором зимнем турнире этого года. Чего тут больше: желания продемонстрировать свои молодые таланты потенциальным работодателям или все-таки важнее подготовка к сезону?

– Первое, что хочу пояснить, почему мы ездим в Киев. Мы не оставляем надежд найти инвестора. Пока команда играет, у меня идут переговоры. Есть вероятность, что наша ситуация даже изменится в гораздо более лучшую сторону. Но, опять-таки, говорить об этом пока еще рано. Все находится в стадии переговоров. Очень хочется развивать это дело дальше и вернуть наш футбол на прежний уровень. Мы с Владимиром Валентиновичем просто не в состоянии самостоятельно потянуть финансово борьбу за выход в Первую лигу. Тех денег, что у нас есть, что мы отрываем из своего бюджета, как раз и хватает, чтобы существовать в нынешнем режиме.

– А кто на сегодняшний день является спонсором Металлурга?

– У нас есть ряд партнеров, которым хочется сказать отдельное спасибо за помощь и за то, что не бросают команду в трудную минуту. Кроме Россо-Неро, нам помогает страховая компания Уника, такси Оптимальное, компания Глобус. Но тут нужно понимать, что это бизнес-структуры среднего разряда и возможности их довольно ограниченные. Мы же, в свою очередь, стремимся отыскать крупного инвестора и попытаться вернуться на прежние позиции.

– Надолго ли хватит энтузиазма, чтобы не дать развалиться запорожскому футболу?

– Сложно сказать. Ситуация на самом деле весьма плачевна. Общаясь с представителями академии Металлурга, знаю, что и там все очень сложно. Поля академии остались во владении старого собственника. Помогает Запорожсталь, но, опять-таки, идет спор за базу и поля. За них там настоящая война развернулась! Притом, что у полей уже вышли все сроки эксплуатации. Стелили их еще при Дворецком в 2003 году. Сейчас они там просто в «убитом» состоянии. В Запорожье находится одно нормальное синтетическое поле – на базе. Оно, правда, находится за городом, и детским командам туда проблематично добираться.

Previous Post

Next Post

Добавить комментарий

Your email address will not be published / Required fields are marked *