Мир спорта

The Beauty of Sports

9c19a06e1fb211ae031f846ef2315f25

Мирча ЛУЧЕСКУ: «И тут Дуглас Коста на меня замахнулся…»

27 Июнь 2016 admin 0 Comments

Мирча ЛУЧЕСКУ: «И тут Дуглас Коста на меня замахнулся...»

Бывший наставник «Шахтера» рассказал о сложностях работы с бразильцами

Экс-тренер «Шахтера» Мирча Луческу рассказал о трудностях работы с бразильскими футболистами.

– При вас «Шахтер» относительно недорого приобретал бразильцев и потом выгодно их продавал…
– Это не совсем так. Надо признать, что приобретались они тоже за довольно большие деньги. Президент безумно любил, когда игра превращалась в спектакль в хорошем смысле этого слова. Зрелищный футбол он называл «вкусным». Правда, когда мы выиграли первые два чемпионата подряд у нас из прежней команды остался только Брандау, плюс купили Матузалема. Вскоре все увидели, что именно такие футболисты, как Матузалем, и создают спектакль. Недаром он дважды становился лучшим игроком чемпионата. А мы пришли к мнению, что есть смысл инвестировать средства в молодых бразильцев. Первыми купили Жадсона и Фернандинью. Потом еще несколько ребят, которые хотели показать себя в Европе, – Инсинью, Виллиана. Самые большие деньги были заплачены именно за последнего. Интересно, что Ахметов первым увидел в нем потенциал и сразу купил. Причем решение принял единолично. У президента сумасшедшая интуиция по поводу футболистов. Какого уровня оказался в итоге Виллиан, вы знаете. Но в украинском чемпионате тоже есть лимит на легионеров. Со временем мы пришли к такому варианту: вратарь и игроки обороны должны быть украинцами (причем мы их не меняли), а атакующая линия – бразильская. В итоге за хорошие деньги были проданы и Тимощук в «Зенит», и Чигринский в «Барселону».

– О том, что вы умеете вырастить хороших игроков, которых можно выгодно продать, в России стали писать сразу после вашего назначения на пост главного тренера «Зенита».
– Не забывайте – для начала нужен командный результат. Именно он в первую очередь делает игрока ценным, а не индивидуальные способности. Те же бразильцы, которых мы брали в «Шахтер», далеко не сразу попадали в основной состав. Да, они играли матчей. Но сначала по 15, 20, 45 минут. То есть мы их вводили постепенно. И забивали они поначалу по 3-4 мяча за чемпионат. Кстати, примерно то же самое происходило и с Мхитаряном, пусть он и не бразилец. Мы его увидели в «Пюнике», когда ему было всего 17 лет. Потом он оказался в донецком «Металлурге», и я настоял, чтобы президент его купил. А через пару лет Генрих стал лучшим бомбардиром чемпионата. Причем его рекорд по количеству забитых за сезон мячей, думаю, простоит еще довольно долго. То есть организация нашей игры приводила к тому, что футболисты постепенно выходили на первый план. Причем так было не только в «Шахтере». В Италии одним из самых молодых моих игроков был Пирло. А на ЧМ-90 в составе сборной Румынии оказалось 11 футболистов из бухарестского «Динамо». Семеро из них находились в возрасте от 20 до 22 лет. И потом все разъехались в европейские клубы. Мне всегда нравилось работать с молодыми.

– И все-таки давайте вернемся к бразильцам.
– Талант в футболе, конечно, очень важен. Но никто, кроме тренеров, не знает, как тяжело работать с молодыми бразильцами. Увы, у них не очень хорошая, если можно так сказать, общая образованность. В это понятие я вкладываю много пунктов. Ну скажем, умение себя вести, уважение к дисциплине, отношения с партнерами, профессионализм не только на поле, но и в жизни. Причем в самых разных ее областях. У меня с ними было очень много проблем, о которых знаю только я. Но зато, когда ты их переламываешь, а потом они оказываются в лучших командах Европы, присылают тебе оттуда разные эсэмэс-сообщения с благодарностью – получаешь от этого большое удовольствие.

– Можете вспомнить самый необычный случай воздействия на молодых бразильцев с вашей стороны?
– Расскажу историю с Дугласом Костой. Это случилось после поражения «Зениту» в Петербурге в Лиге чемпионов. Раздевалка на «Петровском» делится на две части массажным столом – с одной стороны я, а с другой футболисты. Виллиан и Дуглас сидели прямо напротив. Я был очень расстроен. Вдруг слышу – какие-то смешки на другой стороне. Кто-то улыбается и даже смеется! Оказалось, один из них – Коста, который только недавно пришел в команду. Я послушал, послушал и довольно жестко начал выговаривать этой группе: «Мы проиграли матч Лиги чемпионов! Посмотрите на других – они все расстроены. А вы позволяете себе улыбаться!» И вдруг Дуглас мне что-то ответил. На нервах подхожу к нему, а он чуть ли не замахивается на меня. В этот момент я понял, что совершил ошибку или очень близок к ней. В итоге не сказал не слова. Другие бразильцы успокоили Дугласа. На следующий день перед тренировкой, как обычно, собрал всех и извинился, что поддался эмоциям. При моем опыте я не должен был допускать такую ситуацию. Но и Дуглас Коста допустил большую ошибку. По всем правилам его нужно было отправить месяца на три в дубль. Бразилец уже тогда был хорошим талантливым футболистом, но команда не пострадала бы от его отсутствия. Однако я поступил иначе. Сказал игрокам, что нормальным ответом на его поведение была бы ссылка во вторую команду, но я не буду этого делать. Ведь футбол – это жизнь того же Дугласа. Одним словом, не захотел быть тем, кто может поломать карьеру талантливому игроку. Наверное, его просто дома не научили тому, что нужно вести себя скромнее. А в заключение объявил при всех: Дуглас не получает премиальные до конца года и выйдет на поле, только когда заслужит. «Ты должен играть так, чтобы заставить тренера поставить тебя в основу – это мое наказание», – сказал я ему. С того момента Дуглас стал вести себя идеально. А после окончания сезона я вернул ему все недополученные премиальные. С тех пор он стал другим человеком.

Вообще перевоспитывать бразильцев приходилось во многих моментах. Некоторые заявлялись в ресторан с кепкой на голове. Проходя мимо, снимал с них эти кепки – одному, второму, третьему. Говорил: «Вы же католики! Нельзя сидеть за столом в кепках!» В конце концов доходило. Это важные мелочи. Самым сложным было убедить их, что бразильская техника должна идти только во благо команды.

– Каким образом это делали?
– Заставлял делать упражнения, где нужно было играть в одно-два касания. Без этого они брали бы мяч и начинали бы лезть в обводку через всю защиту соперника. Порой приходилось тратить до двух лет, чтобы научить бразильцев создавать свободные зоны, врываться в эти зоны, организовывать численное преимущество в местах, куда переводится мяч. Да и другим тактическим тонкостям. Например, если футболист врывается с фланга и бросает свою зону, его надо страховать. Бразильцы этого не понимали и играли в собственный футбол. Хотя техника у них всегда была на высочайшем уровне.

Previous Post

Next Post

Добавить комментарий

Your email address will not be published / Required fields are marked *