Мир спорта

The Beauty of Sports

6768_full

Мораль испаряется с кислородом

15 Март 2013 admin 0 Comments

Интервью нашего корреспондента с анонимным альпинистом профессионалом, о судьбах профессионального альпинизма в России.Корреспондент: Наверно, коллективизм — конек нашего профессионализма? Ведь советским людям альпинизм был известен исключительно как командный спорт.

Альпинист: Нет, профессиональная солидарность в спорте свойственна не только нам. Когда в августе 1974 года на пике Ленина погибала моя супруга Эльвира Шатаева, на помощь русской группе, кроме наших, бросились со своих маршрутов французы, англичане, австрийцы, японцы. Не успели…

Сейчас очень ощутимо влияние коммерциализации. Хотя бывают исключения, но сегодня альпинисты все чаще говорят: «Я заплатил за свою экспедицию 5-6 тысяч долларов. Почему же я должен сойти с маршрута, потерять силы и время, чтобы оказать помощь, даже если в ней нуждается член моей команды? Когда у меня еще будут такие деньги?» Некоторые вообще считают, что выше 8 тысяч метров морали нет, каждый спасает себя сам. Это у нас. Но за рубежом, где долларов хватает, совести не хватает тоже. Известно, что японцы проходили мимо погибающих индусов.

Корреспондент: Появление у нас соло-альпинизма как-то связано с рыночным духом?

Альпинист: Впрямую, думаю, нет. Здесь другая ситуация. В СССР категорически запрещались одиночные восхождения. Если спортивное начальство узнавало, что кто-то совершал соло, его дисквалифицировали, хотя были отдельные альпинисты, которые совершали сложные восхождения, никому об этом не сообщая. С 1992 года у нас записано, что соло можно совершать, но в разрядных требованиях оно не учитывается.

В настоящее время у России только один соло-альпинист мирового класса — Валерий Бабанов. Он побывал на Контегу, на вершине Меру-Центральная в Индии, недавно предпринял две попытки подняться на Нупдзе. В прошлом году Бабанова признали во Франции лучшим альпинистом мира за восхождение на «Акулий плавник» — пик Меру и вручили почетнейший приз Piolet d’Or («Золотой Ледоруб»).

Корреспондент: Наверно, соло-альпинизм вербует свои «кадры» в среде индивидуалистов?

Альпинист:  Возможно. Скажем, Валерий Бабанов попал в «солисты» в начале 90-х, когда готовился с командой в экспедицию на Чо-Ойю. Проходил положенные отборы и был впереди многих, но существовал еще тест, который мы называем «гамбургский счет». Каждому участнику дается список кандидатов, и он должен выбрать, с кем бы он пошел в связке, то есть, по сути, кому бы он доверил свою жизнь. Все поставили фамилию сильнейшего альпиниста Бабанова в конец перечня.

И здесь у него, видимо, произошел сдвиг в самооценке. Он решил, что должен найти призвание в сольных восхождениях. Нельзя исключить, что такие характеры быстрее привыкают ко всем проявлениям свободы. Ведь известно из экономической классики, что рыночные отношения — это рай для индивидуалистов.

Previous Post

Next Post

Добавить комментарий

Your email address will not be published / Required fields are marked *