Мир спорта

The Beauty of Sports

f7b8d4e3ae303bdcf9c004020c269f3d

Беленький – на смерть Мохаммеда Али

5 Июнь 2016 admin 0 Comments

Беленький – на смерть Мохаммеда Али

Известный эксперт в мире бокса — о смерти Мохаммеда Али

Я думаю, что он уже в раю. Он сделал много добра и свое место там заслужил. А за свои грехи, которых тоже хватало, он ответил еще при жизни.

Он умирал так долго, что сам процесс перехода от жизни к смерти превратился в какое-то плаванье, которое со временем стало казаться бесконечным. Умирали один за другим его бывшие соперники, Джо Фрезер, Кен Нортон, Рон Лайл, которые в разных телешоу казались рядом с ним давно превращенным болезнью Паркинсона в живой труп, молодыми и здоровыми, а он все жил.

Когда он еще мог говорить, он как-то сказал: «Люди думают, что я страдаю. Я хочу, чтобы ко мне вернулось здоровье, но я не страдаю. Что, если бы я по-прежнему был суперменом? Если бы я выиграл два последних боя, если бы у меня не было проблем со здоровьем? Я бы по-прежнему говорил, как раньше. Пытался бы угнаться за своим собственным имиджем, давал бы интервью, занимался бы рекламой, читал речи. Я бы, наверно, был несчастен. Я бы не был человеком».

Сознание угасало в нем постепенно, как и физические навыки. Он смотрел на мир остановившимся взглядом, но в нем вдруг проскальзывала искра, он улыбался, успевал сделать какой-то шуточный жест, люди, находившиеся в зале облегченно вздыхали, смелись, но тут его взгляд снова потухал, и смех обрывался, как будто кто-то выключил звук.

Люди смотрели на него, даже не руину былого, а песок от руины, и видели его прежнего. Такого, каким он был в середине 60-х, молниеносного, элегантного, как танцор, бьющего из немыслимых положений, укладывающего своих соперников одного за другим, но при этом нестрашного. В нем никогда не было жестокости, и поэтому его не боялись даже тогда, когда он был абсолютно непобедимым.
А когда в 70-е он перестал быть непобедимым, он стал по-настоящему великим. Подсела скорость, бывшая его главным козырем, но он компенсировал ее таким фантастическим мужеством, которое даже в ринге приходится видеть крайне редко. Именно это мужество позволило ему выиграть два боя из трех у Джо Фрезера, в том числе последний, знаменитый “Thrilla in Manila”, возможно, вообще лучшей бой в истории бокса, и бой с Джорджем Форменом. Последний памятен еще и тем, как в 8 раунде, вконец измотав соперника, он нанес последний разящий удар справа, и Формен как будто завис в воздухе. Это был нокаут на ногах. Момент страшный. Все бойцы в таких случаях идут на добивание, последствия которого могут быть поистине ужасными. А он добивать не стал. Он кружил над долго опускавшимся на пол Форменом и не бил.

Он был выдающимся общественным деятелем. Сейчас принято вспоминать, как, борясь за права афроамериканцев, он частенько перегибал палку, но, в отличие от многих, он потом за это извинялся. И потом – он имел право перегнуть палку как человек, которого в 1960 году, уже Олимпийского чемпиона, не пустили в ресторан в родном Луисвилле, штат Кентакки. После Мартина Лютера Кинга он сделал для своей расы, наверное, больше всех.

Америка сегодня плачет. И мир плачет. Плачет чистыми слезами, которыми оплакивают только хороших людей. Плачут и те люди, которые родились гораздо позже того времени, когда он был в зените своей славы. Реки слез проливают боксеры и вообще люди, которые никогда не плачут. И ничего удивительного в этом нет. От нас ушел большой человек. От нас ушел великий дух. От нас ушел Мохаммед Али.

Александр Беленький

Previous Post

Next Post

Добавить комментарий

Your email address will not be published / Required fields are marked *